Ru | Eng
RSS Вконтакте Twitter Facebook Youtube
На главную belta.by

Безуглеродное будущее и гарантии безопасности: взгляд на атомную энергетику из Европы

11.07.2017
Атомная энергия в мировом энергобалансе к 2050 году может составить 25% - такой прогноз сделала Всемирная ядерная ассоциация. Сейчас на разных этапах строительства 61 новый энергоблок, два из них возводятся в Беларуси. Строительство двух блоков с реакторами ВВЭР-1200, как и на БелАЭС, собираются начать на атомной электростанции "Пакш" в Венгрии - кстати, в структуре потребления электроэнергии этой страны атом уже занимает 37%. Как строить безопасную АЭС и использовать европейский опыт, зачем проводить общественные слушания и стресс-тесты, а также в чем плюсы белорусского проекта, в интервью БЕЛТА рассказал вице-президент Венгерского ядерного общества Андраш Черхати.
 
- Венгрия - не новичок в ядерном клубе, первый энергоблок страна запустила практически 35 лет назад. И сейчас Венгрия на пороге строительства новых блоков "Пакш" - пятого и шестого. Чем объясняется такое решение? Почему выбрана российская технология ВВЭР-1200?

 
- Чуть более трети потребляемой электроэнергии в Венгрии вырабатывается атомной электростанцией "Пакш", треть приходится на импорт, еще около трети - это газ, уголь, лигнит, нефть, возобновляемые источники энергии (солнце, ветер, вода, биомасса).
 
Безусловно, атомная энергетика имеет определенные преимущества. Развитие атомной энергетики - это шаг к безуглеродному будущему. АЭС работает непрерывно - и ночью, когда солнце не светит и ветер не дует, в отличие от установок на возобновляемых источниках энергии. Кроме того, установленная мощность на АЭС используется намного эффективнее - задействовано 90-92%, у ВИЭ - только 20-30%. У атомных станций есть преимущества и в плане бесперебойного энергоснабжения потребителей. Замечу, что работа атомной электростанции "Пакш" только в 2016 году позволила предотвратить выбросы 15 млн т углекислого газа.
 
Перед тем как выбрать технологию "Росатома", мы тщательно проработали несколько проектов - европейский реактор с водой под давлением (EPR, European Pressurised Water Reactor), южнокорейский APR-1400, реактор ATMEA1, который разработан совместно компаниями AREVA и Mitsubishi Heavy Industries, реактор АР-1000 компании Westinghouse и российскую модель ВВЭР-1200. Могу уверенно сказать, что мы не нашли каких-то крупных отличий между этими реакторами с точки зрения технологий и безопасности. И так для нас было совершенно ясно, что выбор будет сделан в первую очередь с учетом условий финансирования - проценты по кредиту, сроки (Россия и Венгрия подписали соглашение о предоставлении кредита до 10 млрд евро на достройку АЭС "Пакш". - Прим.БЕЛТА).
 
- То есть присутствует и экологический, и экономический мотив?
 
- В Венгрии разработана Национальная энергетическая стратегия до 2030 года с прогнозом до 2050-го. Этот документ готовился с учетом различных факторов - политика защиты климата, ископаемые запасы топлива, европейские обязательства, технологическое развитие, демография, экономический рост.
 
У нас было шесть сценариев, в соответствии с которыми можно было выстроить стратегию. Основные координаты - атом и зеленая энергетика. В зависимости от того, чего брать больше, получили пять сценариев. Плюс добавили уголь, который у нас практически единственное энергетическое ископаемое в стране, и получили еще один вариант. В итоге был выбран сценарий, в котором сочетаются атом, уголь и возобновляемая энергетика. Такой выбор не был случайным - учитывались капиталовложения, выброс углекислого газа, цена электроэнергии, субсидии для возобновляемых источников энергии. Мы отдали предпочтение оптимальному, уравновешенному варианту. Думаем, что именно с таким энергетическим миксом нужно идти вперед и не впадать в крайности.
 
- Вы сказали, что при выборе стратегии учитывалась цена электроэнергии, получаемая из разных источников. Что это значит для обычного человека: как развитие атомной энергетики может отразиться на тарифах?
 
- Здесь есть два возможных варианта. Первый - преследовать цель выстроить полностью рыночные отношения, т.е "высвободить" цены, и пусть рынок решает, какими они будут. Но есть и такой вариант, при котором государство довольно четко и однозначно регулирует цены. Можно двигаться по любому из обозначенных вариантов. Венгрия их сочетает: с одной стороны, у нас есть обязательства внутри Евросоюза иметь как можно более рыночные отношения, с другой стороны, есть требование экономической политики предоставить для населения электроэнергию по как можно более низким ценам, приемлемыми должны быть тарифы и для реального сектора экономики. Это непростая работа.
 
Думаю, что белорусская система ближе ко второму варианту, когда государство определяет тарифы. Но рыночные отношения тоже нельзя исключать, они должны быть в этой системе.
 
- Будет ли Европа дальше идти по пути развития атомной энергетики либо ядерная генерация будет развиваться в основном за счет Азии, стран Африки?
 
- В Европе есть разные страны. Есть те, кто отвернулись от атомной энергетики, те, кто эксплуатируют АЭС, и те, кто пока только думают об этом. Так что Европа довольно пестрая в этом отношении. При этом разные взгляды и подходы могут существовать параллельно, и, судя по всему, такая разность суждений сохранится. То, что Азия шагнула далеко вперед в развитии атомной энергетики, неудивительно, так происходит и в других сферах.

Беларусь, решив строить АЭС, взяла хороший курс, думаю, что со временем вы будете все больше убеждаться в правильности этого решения.
 
- Чем может быть полезен венгерский опыт для Беларуси?
 
- Строительство атомных электростанций с нуля имеет общие черты во всех странах. Для развития атомной энергетики нужна четкая, твердая инфраструктура, правовая и надзорная система - все это не легче, чем эксплуатация станции. Думаю, Венгрия успешно эти шаги сделала. Но это не значит, что, когда мы стоим на пороге строительства новых блоков, у нас все просто и моментально происходит. Это очень сложная задача с точки зрения финансирования, лицензирования оборудования, технологий, так что мы имеем преимущество по сравнению со странами-новичками, которые только вступают на путь развития атомной энергетики, но оно не очень велико.
 
Мы всегда готовы делиться своим опытом создания и эксплуатации, я думаю, что и Беларусь может к нам обращаться. Вместе с тем лучшее решение - это интегрироваться в такие международные организации, как МАГАТЭ, Всемирную ассоциацию организаций, эксплуатирующих атомные электростанции. В рамках таких организаций вы получите больше, чем только при двусторонних контактах с отдельными странами.
 
- Венгрия имеет в том числе хороший опыт проведения экологического мониторинга.
 
- В Венгрии постоянно проводится экологический мониторинг в зоне АЭС. Действует своего рода система двух "кругов" - в радиусе 1,5 км и в радиусе 20-30 км. Результаты показывают, что выбросы действительно очень маленькие - доли процентов допустимых величин. Даже самые чувствительные детекторы не фиксируют каких-либо негативных последствий работы атомной электростанции - а ведь они примерно на протяжении двух месяцев после аварии на "Фукусиме" улавливали ее последствия.
 
Я услышал в Минске на круглом столе "Развитие атомной энергетики: экологические аспекты и безопасность" доклад, как в Беларуси организован и ведется экологический мониторинг. Это хорошая практика, похожая на наш опыт: мы анализируем данные измерительных пунктов возле станции, проводится онлайн-сбор информации, берутся специальные пробы для обработки в лабораториях (измеряем выбросы в воду, воздух, берем образцы растительности и т.д.). Мы готовы рассказать Беларуси подробнее о своих приборах, методах и результатах.
 
Но очень важно не только измерять и анализировать данные, но и представлять их общественности. Для этого мы делаем ежегодные отчеты по радиационной безопасности и экологии - их содержание доступно для понимания широкой общественности. Информацию нужно доносить по многим каналам.
 
- В том числе, чтобы снять претензии соседей? Возникали ли у Венгрии проблемные вопросы с соседними странами при строительстве АЭС?
 
- У нас есть один сосед, Австрия, с которым у нас в свое время были некоторые трудности. С Австрией у нас работает  межправительственная комиссия по ядерной и радиационной безопасности, которая заседает каждый год поочередно в каждой из стран. На этой площадке страны обсуждают свои новые проекты, и в центре внимания всегда безопасность и экология. Ведется очень открытый разговор, постепенно мы приближаемся к взаимопониманию. 
 
Даже в крайних случаях можно прийти к общему языку и пониманию. Я не говорю, что все решено навсегда, нет никаких проблем и не возникнет, но можно стремиться к этому. Австрия, например, построила свою измерительную станцию недалеко от АЭС "Пакш", когда у нас проводились операции, где ожидалось, что могут быть некоторые выбросы. Они по своим приборам и результатам измерений убедились, что никакого воздействия от станции не было. Если такой контроль партнерам не разрешать, тогда доверия не будет. С другими партнерами у нас нет особых проблем, Словакия, Украина, Румыния и Словения тоже эксплуатируют атомные станции.
 
Когда мы подавали запрос на лицензирование новых блоков АЭС, проводили слушания не только в Венгрии, но и соседних странах. Мы ответили на все вопросы. Так что претензии и предрассудки были если не полностью уничтожены, то их удалось как-то смягчить. В этом отношении я советую Беларуси делать то же самое, проводить такие слушания, поддерживать хорошие связи с соседями.
 
- Беларусь провела целевую переоценку безопасности АЭС - стресс-тесты. Для европейских стран эта процедура - лакмусовая бумажка безопасности станции? 
 
- Я знаком с процедурой проведения стресс-тестов и участвовал при аттестации одной из стран с атомной электростанцией. Знаю эту методику, сам анализировал доклад и присутствовал при проверке на станции. В ходе той инспекции были выявлены некоторые слабые места и хорошие практики. И я думаю, что проведение стресс-тестов дало хорошую основу для улучшения безопасности на данной АЭС.
 
Что касается Беларуси, то ситуация немного другая. Те станции, которые мы анализировали, были не новыми, работали несколько лет и даже десятилетий, и там можно было доработать кое-что. Но Белорусская АЭС строится по новому проекту.
 
Тем не менее, проведение этой миссии в Беларуси дает очень хороший международный отклик. Это принципиальный момент, что Беларусь тоже проводила стресс-тесты на АЭС, как это делали страны европейского сообщества, Швейцария, Украина, Армения. В деле информирования общественности это тоже очень важный шаг.
 
Что касается оценки результатов стресс-тестов БелАЭС, то особых проблем не должно быть. Конечно, надо обосновать, какова степень защиты от внешних и внутренних воздействий, экстремальных погодных условий, сейсмической активности. Разработанная методология стресс-тестов дает надежную основу, чтобы уловить слабые места, указать, что надо еще делать. Думаю, что очень хорошо, что вы начали процесс стресс-тестов и находитесь на завершающем этапе подготовки отчета.
Аналитика
19.09.2017
19.09.2017
19.09.2017
18.09.2017
12.09.2017
11.07.2017
11.07.2017
07.07.2017
06.07.2017
06.07.2017