Ru | Eng
RSS Вконтакте Twitter Facebook Youtube
На главную belta.by

Белорусская АЭС будет отвечать всем требованиям европейского сообщества

26.04.2013
К.Брокман
К.Брокман

Кеннет Брокман, являясь крупным специалистом в области ядерной энергетики, работал на протяжении многих лет на ответственных должностях в различных ведомствах США, которые занимались проектированием атомных реакторов, а также техническим надзором за их эксплуатацией. В качестве эксперта МАГАТЭ он принимал участие в разработке международных стандартов безопасности для ядерных реакторов и установок топливного цикла. В 2005 году был удостоен Нобелевской премии мира за разработки в области радиационной безопасности. Полученные денежные средства (более $1 млн.) он перевел на строительство оздоровительных детских центров в Северной Африке. В настоящее время работает консультантом крупной консалтинговой компании, специализирующейся на услугах по обеспечению безопасности объектов, использующих радиоактивные материалы.

Свое нахождение в Гомеле в дни годовщины катастрофы на Чернобыльской АЭС американский ученый-ядерщик объяснил чувством солидарности с белорусским народом, а также наличием здесь большого количества хороших знакомых, в том числе и тех, кто работает в научной сфере. Был еще один важный повод приехать в Беларусь: Кеннет Брокман стал почетным доктором Гомельского государственного медицинского университета. Торжественная церемония вручения соответствующего диплома, значка и свидетельства состоялась 25 апреля на заседании ученого совета университета. После церемонии новоиспеченный доктор согласился ответить на вопросы корреспондента БЕЛТА.

- Господин Брокман, разрешите поздравить вас с получением звания почетного доктора Гомельского медуниверситета, а также поинтересоваться возможными планами сотрудничества с данным учебным заведением.

- Нынешний мой визит в Гомель уже второй. В прошлом году, когда я выступал с лекцией перед студентами и преподавателями университета, был приятно удивлен уровнем знаний и степенью компетентности аудитории в таком, скажем, непрофильном вопросе, как радиационная безопасность. Мы тогда дискуссировали по поводу причин аварии на атомной станции "Фукусима" и ее возможных последствий. Некоторые выводы и суждения, которые довелось услышать, были очень интересны для меня как специалиста в ядерной энергетике.

Еще одним откровением стала информация о том значении, которое руководство Беларуси уделяет вопросам здравоохранения на территориях, пострадавших от аварии на Чернобыльской атомной станции. Понятно, что выполнять реальную работу по охране здоровья местного населения придется выпускникам университета. Поэтому и появилась идея оказать практическую помощь этому учебному заведению в повышении качества образования будущих врачей.

Планирую в ближайшее время создать ассоциацию, куда войдут доктора наук, представители Министерства образования США, врачи - эксперты в своих сферах. Мы будем их направлять в Гомель и строить партнерство с этим университетом. Цель - поднять качество образования и степень его признания еще на более высокий уровень. Во время следующей поездки в Гомель в моей команде уже будут эксперты.

- Насколько комфортно чувствуете себя в Гомеле? Нет ли у специалиста, который знает, что такое радионуклиды, так называемой радиофобии?

- Чувствую себя изумительно. Мне нравится местная кухня. И вообще люблю органическую еду. Я знаю, что в Беларуси очень заботятся о качестве производимых продуктов и их чистоте. Очень. Поэтому никаких фобий нет, а жена, которая сопровождает меня в поездке, даже спрашивает рецепты некоторых блюд, чтобы использовать их дома в Америке.

- Как можно в целом оценить мероприятия по защите населения, пострадавшего от Чернобыля, которые реализуются в Беларуси, с точки зрения науки?

- Пока я не знаком со всеми программами и мерами, которые предпринимаются для уменьшения последствий радиации. Планирую в течение 1-2 лет внимательно и детально их изучить. Тем не менее знаю, что одним из приоритетов политики Президента Беларуси является оказание максимальной помощи людям, проживающим здесь. И то, что я уже увидел, впечатляет. Например, научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека. Считаю, что это мировой стандарт в подходах к решению проблем, связанных с радиацией. Техническое оснащение, научные разработки, медперсонал, система организации труда, зарубежные специалисты (мы встретили там несколько хирургов из других стран) - это колоссально!

Заслуживает всяческой поддержки и программа по оздоровлению детей, которые выезжают на 6-8 недель в другие, более чистые регионы. Это одна из самых важных программ. Я знаю, что многие дети из Могилевской и Гомельской областей летом будут отдыхать в штате Джорджия, примерно в 100 км от того места, где я живу. Мы обязательно посетим их в Америке и пригласим в наш дом. Мое мнение, что белорусские власти делают правильные шаги в развитии здравоохранения и мер для исцеления населения.

- Как эксперт МАГАТЭ знакомы ли вы с проектом атомной станции, которую начала строить Беларусь, и как вы оцениваете степень ее безопасности?

- Спасибо за очень прямой вопрос. Я занимался изучением данного проекта с момента принятия решения о строительстве атомной станции. Мы анализировали, будет ли это приемлемо для Беларуси. И чем больше мы получаем информации, тем ярче становится зеленый свет для дальнейших действий.

Во-первых, это технологии, которые будут применяться. Российская технология - одна из ведущих в мире по уровню инженерии. К тому же уровень инженерии будет подкреплен высоким качеством компьютерной аппаратуры, которую планируют закупать во Франции. Будет отличное соответствие этих двух важных компонентов. И то, что возводить объект будут две славянские страны, обеспечит хорошую коммуникацию. Не так, например, как в Иране, где иностранцы вынуждены работать на пяти языках.

По моему мнению, будущая атомная электростанция будет отвечать всем требованиям, которые предъявляет европейское сообщество. Одним словом, путь, который избрала Беларусь, правильный. Все идет четко, поэтапно, как говорят, без вопросов.

- Тем не менее, работу экспертов МАГАТЭ всегда отличала принципиальность. Существуют какие-то разногласия или недопонимание между вами и белорусской стороной?

- За последние два года я не припомню каких-то видимых препятствий, все шло достаточно гладко. Но, как в любой большой работе, всегда есть моменты, которым необходимо уделять больше внимания. Впрочем, когда даже и возникают трения, их нужно воспринимать как положительный фактор. Потому что это заставляет обе стороны выравнивать свои позиции и находить решение проблемы. Главное, чтобы эти трения не переходили в конфликты, были конструктивными и человечными, не разрушительными в отношениях.

Впрочем, у нас есть важный объединительный мотив. И белорусское руководство и МАГАТЭ принимают свои решения в первую очередь с целью обезопасить население страны и употреблять эту энергию на пользу людям. Думаю, что возможные разногласия будут успешно преодолены. Что касается взаимодействия в реализации данного проекта между Беларусью и Россией, то здесь тоже не исключены споры. Знаете, два брата могут иногда поссориться, однако в конечном итоге они останутся братьями.

- Какой ваш прогноз будущего атомной энергетики в мировом масштабе?

- Следует признать, ренессанс ядерной энергетики, который наблюдался в начале века, пошел немного на убыль после 2010 года. Тем не менее считаю, что интерес к этому направлению получения энергии снова возрастет. Сейчас для нас самый больший приоритет, как обеспечить защиту окружающей среды от возможных аварий. Предполагаю, что в течение ближайших 20 лет атомная электроэнергия будет прочно занимать свою нишу в общей системе обеспечения энергией человечества.

Атомной энергией можно и нужно пользоваться, однако при одном условии - научиться извлекать опыт из уроков истории и никогда не повторять ошибки прошлого. Когда мы строим атомную электростанцию, первое, на чем нужно сфокусироваться, - ее безопасность, а второе - экономика. Заметьте, экономика не первое, первое - это безопасность.

- Скажите, как специалист по радиационной безопасности, солнечная радиация не станет препятствием для полета человека на Марс?

- Не думаю, что будет проблема с технологиями защиты от радиации в процессе полета. Вопрос в том, нужно ли вообще тратить такие огромные ресурсы человечества для обеспечения этого полета. Может, в первую очередь нужно подправить матушку-Землю, а потом лететь на Марс? Если бы я решал, быть полету или нет, то посоветовал бы вначале "почистить свой огород".

Валерий СИДОРЧИК

Аналитика
10.10.2019
08.10.2019
24.09.2019
18.09.2019
18.09.2019
12.08.2019
12.06.2019
03.05.2019
25.04.2019
15.04.2019