Ru | Eng
RSS Вконтакте Twitter Facebook Youtube
На главную belta.by

Стандарты МАГАТЭ находятся в приоритете при строительстве БелАЭС - Михадюк

18.09.2019
Беларусь в I квартале 2020 года готовится принять миссию МАГАТЭ по комплексной оценке инфраструктуры ядерной энергетики. Эта миссия станет главным экзаменом за время реализации национальной ядерно-энергетической программы. Как страна выполняет рекомендации МАГАТЭ, что делается по итогам стресс-тестов атомной станции и какие договоренности достигнуты по экспорту белорусской электроэнергии, в интервью БЕЛТА на полях 63-й сессии Генеральной конференции МАГАТЭ в Вене рассказал заместитель министра энергетики Михаил Михадюк.

- Михаил Иванович, как сегодня развивается сотрудничество Беларуси с Международным агентством по атомной энергии? О каких итогах можно говорить по результатам недавних миссий агентства?

- Хотел бы отметить, что у нас очень плодотворное сотрудничество с МАГАТЭ. В 2007 году мы уведомили агентство о наших планах возможного строительства атомной электростанции. Решение о строительстве АЭС было принято в январе 2008 года, и МАГАТЭ отозвалось на нашу просьбу и организовало в марте 2008 года специальную внеплановую миссию, чтобы ознакомить страну-новичка с подходами по всем направлениям руководящего документа вехи. За эти годы мы приняли множество миссий МАГАТЭ, организовали ряд обучающих семинаров. Также плотно взаимодействуем по программам технического сотрудничества. Наша страна использует весь инструментарий, который сегодня предлагается МАГАТЭ в области ядерно-энергетических программ для стран-новичков.

За последний год мы приняли три миссии МАГАТЭ: EPREV по оценке готовности к реагированию на ядерные и радиационные аварийные ситуации, ISSAS по вопросам учета и контроля ядерных материалов, pre-OSART по оценке эксплуатационной безопасности строящейся АЭС. По результатам недавней миссии pre-OSART ее руководитель отметил высокое стремление нашей страны и эксплуатационного персонала станции к обеспечению безопасности, выделен ряд положительных практик, которые можно распространить для всех стран.

Наряду с этим есть и рекомендации миссии pre-OSAR. Проанализировав их, мы видим, что во многом они совпадают с рекомендациями, которые давались и другим странам. Мы еще находимся на стадии строительства, поэтому оценивалась работа не только эксплуатационного персонала, но и совместная с генподрядчиком деятельность, техника безопасности и др. Мы уже приступили к анализу результатов этой миссии и наметим программу действий для выполнения данных нам рекомендаций.

В первом квартале 2020 года ожидаем миссию МАГАТЭ INIR по комплексной оценке инфраструктуры ядерной энергетики. Во время этой миссии будет оцениваться готовность страны к эксплуатации станции по всему комплексу ядерной инфраструктуры, то есть по 19 направлениям. Это наш главный экзамен за годы работы над реализацией ядерно-энергетической программы. Сегодня мы приступили к такому этапу, как самооценка по каждому из 19 направлений. Результаты самооценки будут представлены до конца года миссии. Это поможет комплексно посмотреть, как мы себя оцениваем, как нашу работу видят со стороны.

Беларусь сотрудничает с МАГАТЭ не только в области ядерно-энергетической программы, но и в научных исследованиях, в ядерной медицине. Большой вклад МАГАТЭ внесло в ликвидацию последствий чернобыльской аварии, по линии агентства нам была оказана существенная помощь.

Хочу подчеркнуть, что для нашей страны вопросы ядерной безопасности и транспарентности реализации проекта АЭС являются исключительным приоритетом. Этот приоритет красной нитью проходит и во всех документах МАГАТЭ. Стандарты Международного агентства по атомной энергии находятся в приоритете при строительстве атомной станции.

- Будет ли белорусская сторона придерживаться рекомендаций европейских регуляторов, данных после партнерской проверки стресс-тестов АЭС?

- На встрече с Еврокомиссией на полях генконференции мы как раз обсуждали, как выполним рекомендации, которые были даны по результатам партнерской проверки стресс-тестов. Напомню, что разработан национальный план действий, который рассматривался в правительстве. И регулятор жестко контролирует, чтобы план был реализован. На встрече мы подтвердили, что национальный план не является закрытым документом, она в открытом доступе, и мы приступили к его реализации. Средства на эти цели государством выделены.

- Сохраняется ли со стороны Минэнерго готовность к диалогу с Литвой?

- Мы никогда не отказывались от диалога с литовской стороной, и абсолютно на все вопросы, которые поступали, мы ответили. Всегда приглашали литовцев на площадку станции, к диалогу на различных площадках.

Но, к сожалению, вопрос строительства Белорусской АЭС литовской стороной очень политизирован. Ведь со стороны литовских специалистов по ядерной безопасности к нам не поступало вопросов. Думаю, они трезво оценивают, что мы выбрали один из самых лучших, современных проектов. Поэтому претензии касательно строительства АЭС, на мой взгляд, надуманы политиками.

- Есть ли договоренности об экспорте белорусской электроэнергии после запуска станции?

- Мы активно работаем по вопросу экспорта белорусской электроэнергии. Колоссальная модернизация, которая была проделана в белорусской энергосистеме за последние годы, дала свой результат. Сейчас наша энергосистема по удельному расходу условного топлива при производстве электроэнергии самая эффективная на постсоветском пространстве.

У нас сегодня много предложений, заключен ряд контрактов на экспорт электроэнергии. По итогам 2019 года ожидаем более чем в 2 раза увеличить экспорт электроэнергии по сравнению с прошлым годом. Думаю, с вводом атомной электростанции наш экспортный потенциал возрастет и технически, и экономически.

О претензиях Литвы: эта страна сегодня покупает белорусскую электроэнергию. Ничего в этом зазорного нет. Экономика все расставит на свои места.

- То есть экспорт не обнулится с вводом АЭС, уже есть договоренности на 2020 год, когда будет запущена станция?

- Контракты на экспорт белорусской электроэнергии подписаны не только на этот год, но и с перспективой.

По тем межсистемным связям, которые есть с Литвой, Украиной, Польшей, Россией, экспорт электроэнергии возможен. Если будут контракты с хорошей перспективой, эти связи можно расширять.

Поэтому экспорт не обнулится. Думаю, он будет только нарастать.

- Возвращаясь к вопросам безопасности. Недавно в Саудовской Аравии произошел инцидент с атакой дронов на НПЗ. Будет ли защищен такой стратегический энергетический объект, как БелАЭС, от подобного вмешательства в работу?

- Сегодня этот вопрос решен на высоком уровне. Требования белорусского законодательства в этом плане даже выше, чем в России и других странах. Что касается дронов, то приняты документы о мерах, которые нужно предпринимать для безопасности атомного объекта. Над этим мы работаем с соответствующими службами в рамках нашего законодательства.

- Как вы можете оценить готовность к запуску первого блока?

- Мы находимся в активной стадии пусконаладочных работ, практически вышли на предпусковые операции. Персонал станции уже задействован в режиме, который является рабочим для уже действующей станции. Также провели гидроиспытания оборудования первого и второго контуров.

Что касается второго блока, то активно монтируется основное технологическое оборудование. Мы также готовимся к этапу подачи напряжения на собственные нужды, чтобы можно было проводить индивидуальное опробование смонтированного оборудования.

- Когда может завершиться выборка российского кредита на строительство станции?

 - Сегодня нет проблем с финансированием объекта, и их не ожидается в будущем. Финансированием мы будем обеспечены вплоть до ввода двух блоков. Никаких препятствий для этого нет.

- Начата ли подготовка с РФ межправсоглашения по отработанному ядерному топливу?

- Во время подготовки стратегии по обращению с отработавшим ядерным топливом на протяжении нескольких месяцев мы вели консультации с российской стороной. Эти консультации будут фундаментом, который станет основой для будущего межправсоглашения.

- Выбраны ли уже площадки для хранения отработавшего ядерного топлива?

- Национальная академия наук во время научного сопровождения ядерно-энергетической программы проводит оценочные исследования по хранению и захоронению отходов, возможным местам, где такие площадки могут быть. То есть предварительная оценочная работа сегодня уже ведется. Но проектные мощности позволяют 10 лет хранить отходы, получаемые в процессе эксплуатации АЭС, так что время еще есть.

БЕЛТА,
Вена.
Аналитика
10.10.2019
08.10.2019
24.09.2019
18.09.2019
18.09.2019
12.08.2019
12.06.2019
03.05.2019
25.04.2019
15.04.2019